Сергей Ракин: "ТЭК - это бренд с хорошей репутацией"

Изложение интервью заместителя генерального директора ОАО "Тюменская энергосбытовая компания" С.Ракина ("МК-Югра", №311 от 04.07.2007).

 

Один из главных игроков на арене тюменской энергосистемы – ОАО "Тюменская энергосбытовая компания" – в следующем году будет выставлен на продажу. Таким образом нынешний владелец компании – РАО "ЕЭС России" – избавляется от последних принадлежащих холдингу активов. Факт продажи ТЭК, или, как уточняет один из ее топ-менеджеров, заместитель генерального директора Сергей Ракин, "приватизации", уже успел вызвать определенный ажиотаж в обществе. Правда, по мнению самого менеджера, ажиотаж этот, связанный со сменой собственника, надуманный. О главных итогах работы компании и планах на перспективу – читайте в интервью с энергетиком. 

– Тюменской энергосбытовой компании в эти дни исполнилось два года, а в дни рождения принято подводить какие-то итоги…

 

– Итоги работы очевидны, и само двухлетие деятельности – это некий повод оглянуться назад и попытаться оценить конкретные результаты, соотнеся их с намеченными планами. То есть понять, что удалось сделать в большей степени, что – в меньшей.

Надо сказать, что нынешний период не только для нашей компании, но и для всей российской электроэнергетики – очень непростое время. Время сложных, коренных преобразований, когда, по сути, ломается старая схема и на ее месте создается новая. Со своими кардинально иными правилами и особенностями. С рынком, в конце концов, благодаря которому в отрасли появилась конкуренция, чего никогда ранее не было. А раз появилась конкуренция, то вместе с ней в энергетику пришла и борьба, борьба за выживание между работающими здесь компаниями.  С удовлетворением могу заметить, что ТЭК в этой конкурентной борьбе выжил, состоявшись как жизнеспособная компания, которой удалось не только адаптироваться к новым условиям, а, по сути, стать своего рода флагманом проводившихся в отрасли преобразований. И это не самореклама, поверьте.  Раньше энергосистема существовала по совершенно иным принципам, и эти принципы доказали свою несостоятельность. Реформа разделила энергетику на разные виды деятельности. Это генерация, сетевая, сбытовая деятельность и диспетчирование, совмещать их компаниям запретил закон. Так вот в энергосбытовой деятельности мы были обязаны сохранить главенствующее положение, чтобы сохранилась стабильность, и потребитель на себе не почувствовал никаких изменений в худшую сторону. Считаю, что с этой задачей, которая в конечном счете является ключевой, мы справились и полностью оправдали ожидания.

 

– Ожидания кого»

 

– Опять же потребителей, а также государственных структур, осуществляющих надзорную и регулирующую деятельность. Ну и, конечно, самого РАО ЕЭС, которое является сегодняшним владельцем ТЭК.

Компания выполнила свою миссию, как бы высокопарно это ни звучало, связанную с реформированием российской электроэнергетики, точнее, с тем, чтобы в результате всех изменений в отрасли самый главный наш партнер – потребитель – не остался в накладе. И в этом – главный итог проделанной работы. Колоссальной работы, которая обусловлена в том числе появлением и развитием рынка электроэнергии.  Вообще, Тюменская энергосбытовая компания – совершенно уникальное явление в отрасли. Имея статус гарантирующего поставщика электроэнергии (ГП), мы осуществляем свою деятельность на огромной территории. И в этой связи ТЭК просто не имеет себе равных во всей России. Хотя по объемам деятельности у нас все же есть с кем посоперничать. Это Мосэнергосбыт и Питерская энергосбытовая компания. Но, подчеркну, территориально они имеют гораздо меньший охват.

– А чем больше территория, тем сложнее осуществлять координацию деятельности и сам процесс управления…

– Именно так! И за эти два года работы, в течение которых были и очень непростые периоды, мы не допустили ни одного сбоя. Думаю, что это стало возможным благодаря слаженному функционированию коллектива, численность которого с момента нашего выделения из структуры Тюменьэнерго увеличилась на четверть или даже более.

– Саму процедуру обособления в отдельную структуру пережили болезненно» Были проблемы "начинания с нуля"»

– Собственно говоря, мы с нуля и не начинали. По крайней мере, если говорить о коллективе, который в своей массе перешел в ТЭК из вчерашней головной структуры – Тюменьэнерго. Хотя надо понимать, что при всей кажущейся внешней простоте процесса – "распаковки", разделения отрасли по видам деятельности, он очень сложен. Нужно ведь было обеспечить бесперебойную работу системы, решая при этом огромный комплекс чисто технических задач, начиная от процедуры лицензирования и заканчивая договорной "обвязкой" и сбором средств с потребителя. Но, повторюсь, мы с этой задачей начального этапа справились.

Естественно, что на этом сложности не закончились. Но дабы они неожиданно не появились в будущем, необходимо было создать дееспособный коллектив профессионалов. Как я уже сказал, большая часть сотрудников к нам перешла из Тюменьэнерго. Но энергетика сегодня – чрезвычайно динамично развивающаяся отрасль, где перманентно происходят какие-то изменения, в том числе в нормативно-правовой базе. Поэтому, каким бы высокопрофессиональным ни был сотрудник, ему необходимо постоянно повышать свою квалификацию. И вот условия для этого мы и создали – в прошлом году ТЭК потратила на данные цели порядка двух миллионов рублей, в этом году планируем потратить еще больше – 2,3 миллиона. Но эти расходы оправданны, поскольку коллектив – главный актив любой структуры, тем более, если эта структура существует в рыночных условиях.

Благодаря этому в компании сегодня работают профессионалы такого уровня, каких, поверьте, еще поискать надо. Их знают по всей стране.

– То есть вы предпочли обучить своих людей, не устраивая при этом охоту на профессионалов, переманивая их под свои "знамена" со всей России»

– Все работающие в компании сотрудники – это жители города Сургута. Никого ниоткуда мы не переманивали. В России пока еще нет специализированных учебных заведений, где готовят, к примеру, энерготрейдеров, на которых сегодня у нас ложится колоссальная нагрузка. При этом они учатся в процессе своей работы. А это, согласитесь, еще сложнее, поскольку, минуя теорию, им приходится все постигать непосредственно на практике, не имея права на ошибку. Просто эти люди живут своей работой, и лично мне это импонирует. Скажем, наш заместитель гендиректора по работе на оптовом рынке приходит в офис к девяти утра, домой же уходит не раньше 11 вечера. Чувствуете самоотдачу»  Кроме того, не могу не отметить и наш финансово-экономический сектор, которому приходится также заниматься сложной и специфической работой, связанной с тарифным регулированием. При наших объемах деятельности любая ошибка, просчет в формировании тарифов может привести к серьезным негативным последствиям.

– Таким, какие имели место в работе ТЭК в прошлом году, когда ошибка в расчетах привела к возникновению так называемого тарифного небаланса, размер которого был просто огромен» Кто, кстати, тогда все-таки просчитался»

– Здесь говорить о какой-то персональной вине, думаю, некорректно. Причины, приведшие к появлению тарифного небаланса, были не только, я бы даже сказал, не столько субъективными. Дело в том, что конечный тариф для потребителя устанавливается надзорными органами – Региональной энергетической комиссией и Федеральной службой по тарифам, все действия которых направлены на то, чтобы прийти в этом вопросе к социально справедливому решению. То есть, чтобы не пострадали самые незащищенные слои населения, бюджетные организации и так далее. Так вот при формировании тарифа на прошлый год была допущена, на мой взгляд, элементарная арифметическая ошибка…

– Которая в конечном счете наросла в "ком" стоимостью более трех миллиардов рублей. Дорогая ошибочка вышла…

– От ошибок никто не застрахован. Тем более в условиях разделения системы, ее кардинального перестраивания.

– Ситуация как-то разрешилась»

– За полгода от такого "кома", как вы только что выразились, трудно избавиться. Другое дело, что исправляться ситуация начала после того, как с первого сентября 2006 года ФСТ приняла решение увеличить тариф для конечного потребителя на 3,8 процента. Это и дало нам возможность покрыть, хотя и частично, наши убытки.

– То есть сам небаланс в компании теперь отнесен на убытки»

– Совершенно верно. Убыток этот зафиксирован и к концу текущего года будет планово погашен.

– Как вы считаете, возможно ли повторение подобной ситуации в будущем»

– Одно я могу сказать с уверенностью – такое не должно повториться, чтобы само энергоснабжение регионов не было поставлено под угрозу срыва. Принято считать, что безопасность энергоснабжения обеспечивает технологическая исправность, то есть надежная работа генерирующего оборудования и линий электропередач. Безусловно, оборудование должно быть в отличном состоянии, иначе поставка электроэнергии станет невозможной. Но не надо забывать и о финансовых аспектах деятельности, что особенно важно в новых, рыночных условиях, в которых сегодня существует отрасль.

– Известно, что ТЭК, как и все остальные компании, занимающиеся сбытовой деятельностью, будет продана. Однако, согласно установленному РАО ЕЭС графику, время продажи ТЭК перенесено на более поздний срок, и компанию продадут в числе последних. Почему»

– Я бы здесь применил определение не "продажа", а "приватизация". Так, по-моему, корректнее. Такие определения точнее отражают суть весьма непростых процессов, связанных с изменением собственников предприятий РАО. Что же касается сроков, то связано это, как мне кажется, с одной причиной. Тюменская энергосбытовая компания, наряду с Мосэнергосбытом и Питерской энергосбытовой являются самыми крупными в России. И за них просто хотят получить наивысшую цену в ходе торгов. Которые, кстати, будут абсолютно прозрачными.

– Уже есть предварительные расчеты цены, которую планируют получить за ТЭК» Или это коммерческая тайна»

– Это не тайна, и "раскрыть" ее сможет любой желающий, если зайдет на сайт РАО ЕЭС в соответствующий раздел. Там же, кстати, можно и оценить собственные возможности – хотите принять участие в аукционе, пожалуйста, заявляйтесь, торгуйтесь, выигрывайте.

– А нет ли угрозы для потребителя в том, что компания из, по сути, государственной, станет частной» Ведь частнику может взбрести в голову переиначить всю ценовую политику, проводимую сегодня в компании и регулируемую государством. Естественно, не в пользу абонента.

– Никакой угрозы и опасности для потребителя сам факт продажи компании не несет. Причем ни в части надежности работы предприятия, которая сегодня отлажена и доведена до совершенства, ни в части чрезмерного повышения цены на свои услуги.

Простой пример. При реформировании энергетики были созданы механизмы свободной конкуренции. Давайте представим некое муниципальное образование, на территории которого работают две энергосбытовые компании. Одна продает электроэнергию по десять рублей за киловатт-час, поскольку ее руководству "взбрело" в голову поставить именно такую цену, а другая компания продает тот же киловатт по рублю. Вы – потребитель, и у вас есть возможность выбора, у кого приобрести электричество для собственных нужд. Интересно, на ком вы остановите свой выбор»

Это один момент. Но есть и другой вектор развития отечественной электроэнергетики. Государство позаботилось о том, чтобы создать механизмы гарантированного энергопитания и энергоснабжения. Как вам известно, ТЭК на сегодняшний день выполняет функции гарантирующего поставщика электроэнергии на всей территории Тюменского региона. Так вот институт гарантирующих поставщиков – это и есть тот самый сдерживающий фактор, который обеспечивает стабильность на рынке и, по сути, создан для защиты интересов потребителя.

– И все-таки вы не сказали о главном. Компания работает, и работает, как видно, успешно. А что с потребителями» Каков здесь итог двухлетней работы ТЭК?

– Что ж, итог, если вкратце, следующий. Только за последний год наша клиентская база увеличилась более, чем на 40 тысяч абонентов и составляет сегодня порядка 153 920 потребителей, в том числе 6 318 юридических лиц. И при этом, заметьте, ни один наш потребитель не перешел к другой энергосбытовой компании, хотя возможности к этому у них были и есть.

Мы наработали за эти два года колоссальный опыт, создали инфраструктуру, наработали бизнеспроцессы, отработали взаимодействие с потребителями и регулирующими органами. Мы создали бренд "ТЭК", который сегодня узнаваем и который имеет хорошую деловую репутацию. А это, согласитесь, очень важно.

Так что, резюмируя, могу сказать: кто бы ни стал в будущем владельцем Тюменской энергосбытовой компании, мы планируем работать долго, добросовестно и эффективно.

Николай Епифанов.

 

www.mkugra.ru

 

 





Предыдущая новость

03.07.2007

Андрей Шишкин: "Тюменская энергосбытовая компания умеет зарабатывать деньги"

Следующая новость

04.07.2007

Сергей Раикн: «ТЭК – это бренд с хорошей деловой репутацией»// Н.Епифанов/Газета "Московский комсомолец"-Югра

Возврат к списку