Изложение интервью С.М. Ракина "Будем знакомы: в район пришел ТЭК" в газете "Светлый луч"

18.02.2009

Рядовому обывателю по складу его мышления глубоко безразлично, какое новое предприятие заступает на территорию, на которой он - будь то город, район, село - на данном этапе жизни проживает. Пока не появятся субъективные побудительные мотивы «увидеть» появившуюся структуру через призму своих личных интересов. Понятно, что появление ОАО «Тюменская энергосбытовая компания» (ОАО ТЭК) в Пуровском районе не могло не остаться незамеченным, ведь речь идет о жизненно важной сфере, касающейся каждого пуровчанина, - энергоснабжении. И вполне объяснимо желание жителей района получить четкую, достоверную информацию, как говорится, из первых рук. Этим и был обусловлен приезд в Тарко-Сале, где с 1 января 2009 года начало работать новое межрайонное отделение ОАО ТЭК, включающее в себя четыре поселковых участка,заместителя генерального директора по производственным вопросам компании Сергея Михайловича Ракина. Насколько высока степень ответственности энергосбытового предприятия, успешно осваивающего рынок территории Тюменской области, мы и попытались у него выяснить.

Небольшая ремарка. Что сразу привлекает в компании, так это позиция открытости и стремление к диалогу, желание быть понятными и понятыми потребителями, с которыми сбытовикам придется в дальнейшем работать.

- Сергей Михайлович, удовлетворите интерес пуровчан, расскажите о компании. 

- Наша компания как отдельное юридическое лицо существует более трех лет. Она образовалась в результате реформирования ОАО «Тюменьэнерго», то есть в результате разделения этого энергопредприятия на составные по видам деятельности. Такие шаги были предприняты в рамках 35-го Федерального закона РФ, гласящего о недопущении сочетания услуг по передаче электроэнергии и сбытовой деятельности в одном предприятии. По существу мы стали правопреемниками всех договоров «Тюменьэнерго», которые были заключены от имени расформированной компании на территории всего Тюменского региона. На базе Управления энергосбыта ОАО «Тюменьэнерго» и был создан коллектив ОАО ТЭК.

Для того, чтобы понять происходящее, надо хоть немного заглянуть вглубь реформы, проводимой в сфере электроэнергетики. Суть ее сводится к разделению предприятий на имеющих монополии на конкретный вид бизнеса и на коммерческие, конкурентные. К монополистам относятся компании, оказывающие услуги по передаче электроэнергии (сетевики), и компании, полностью подконтрольные государству, осуществляющие оперативное управление сетями (диспетчерская служба, системный оператор и т. д.). А генерация, то есть производство электроэнергии и сбыт продукта, - это конкурентный вид деятельности. Сбытом мы и занимаемся. Потребитель вправе обратиться в любую энергосбытовую компанию, ставя во главу угла приемлемые для него параметры по качеству и цене услуги. По логике реформаторов, у каждой сбытовой компании цена за услуги будет устанавливаться своя, и рынок со временем подлежит полной либерализации. Таковы перспективы.

Сегодня мы как сбытовая компания покупаем электроэнергию на оптовом рынке у генераторов с целью дальнейшей ее продажи потребителям.

- Насколько дорожает от такой перепродажи электроэнергия?

- Это где-то две копейки за киловатт-час. Столько стоят наши услуги.

Как компания вышла на Пуровский район? Какая необходимость появилась в смене поставщика энергии, ведь этим раньше занималось муниципальное предприятие - районный информационный центр (РИЦ)?

- Мы появились здесь не вдруг и не на пустом месте. В Пуровском районе мы присутствовали всегда, ведь энергию, которую РИЦ продавал потребителям, он приобретал у нас. Сегодня наша компания напрямую поставляет электроэнергию населению и предприятиям Пуровского района.

Значит, таким образом в цепи поставок было исключено лишнее звено. Вы напрямую поставляете нам энергию, являясь гарантирующим поставщиком. Это, конечно, плюс. Но вы говорили и о реальной конкуренции. С кем собираетесь конкурировать, если ваша компания - единственный поставщик услуг в районе? Предприятие, по сути, является монополистом на нашей территории.

 - Рынок будет тогда, когда полностью закончится реформирование отрасли электроэнергетики. Он уже просыпается. К этому придем обязательно. Мы уже испытываем очень жесткую конкуренцию на юге Тюменской области.

Сейчас сложно говорить о конкуренции, потому что нет конкуренции ценовой. Наша компания - единственный покупатель энергии на оптовом рынке для всех потребителей Тюменской области. Она сама выходит на биржу и покупает товар у непосредственных производителей. С нами пока трудно конкурировать. Но наметки конкуренции уже есть.

По логике реформы, на основании принятых нормативных документов сети не имеют права отказать в услуге любому потребителю. И на рынке энергоснабжения в любой момент может появиться другая сбытовая компания, у которой, условно говоря, и цены ниже, и имидж не хуже. Потребительскую клиентуру такой расклад устраивает, и она, соглашаясь работать с этой компанией, заключает договор. Далее сбытовик идет к сетевику (предприятие, к сетям которого подключены его энергопринимающие устройства) и решает вопрос по обеспечению прохождения электроэнергии к вновь приобретенным потребителям. Так должна работать логическая схема реформы. Но она пока не работает. Потому что предприятие сегодня не сможет сложить свою экономику, если предложит услугу по более низкой цене.

Как складывается стоимость электроэнергии? Несложно понять, что первичную цену задает производитель, исходя из своего затратного механизма. Каков ваш вклад в формирование цены киловатт-часа?

- На самом деле, мы приобретаем на рынке два товара - электроэнергию и мощность. Электроэнергия - это киловатт-часы, столько, сколько ее было произведено. А мощность - это такой специфический товар, который подразумевает собой всего лишь возможность получения электроэнергии.

Производители электроэнергии делят свои затраты на условно постоянные и условно переменные. Стоимость электроэнергии ложится на условно переменные затраты станции, грубо говоря, это топливная составляющая - сколько газа сожгли, столько и стоит энергия. Однако станция продолжает работать и тогда, когда нет спроса на энергию, и персонал задействован. Поэтому и предусмотрена плата за мощность - возможность получения электроэнергии. Так что стоимость всей электроэнергии состоит из цены собственно электроэнергии и цены мощности. При этом цена на электроэнергию у нас сейчас подвержена серьезной либерализации, а цена мощности - нет. Рынок мощности идет с отставанием, хотя там тоже пытаются включить рыночные механизмы. А ведь именно он должен подвигнуть инвесторов к строительству станций там, где они нужны. К примеру, в Тарко-Сале. Рыночный механизм должен привести к созданию здесь благоприятного инвестиционного климата для строительства. На самом деле, сегодня мощность зарегулирована практически на сто процентов. Рынка пока нет.

А ГРЭС либо в Тарко-Сале, либо в Новом Уренгое строить нужно. С точки зрения жизнеспособности всей энергосистемы на Севере генерация необходима. В северном регионе не хватает мощности, почти на 1000-километровом энергоплече нет поддерживающих узлов. И хотя это проблема в основном системного оператора, она и наша в какой-то мере проблема, поскольку нам близки интересы региона.

- Вы - коммерческая структура, вас интересует прибыль: чем дороже продаете продукт, тем крепче стоите на ногах. А потребителя волнует вопрос цены электроэнергии, ее рост, насколько он обоснован. Здесь нет конфликта интересов?

- У нас не может быть расхождения интересов с потребителями. Потому что не мы решаем, по какой цене продавать потребителям электроэнергию.

Изначально Федеральная служба по тарифам (ФСТ) складывает баланс производства и потребления электроэнергии. Страна рассматривается как моно-потребитель. Устанавливается предельный уровень тарифов и спускается в регионы. А там региональные энергетические комиссии (РЭК), исходя из затрат на конкретной территории, путем несложной математики получают свой тариф.  И он в течение года не подлежит пересмотру. Продажа электроэнергии по другим ценам, отличающимся от установленного тарифа для населения, есть серьезное нарушение, предусматривающее административную ответственность. Жесткое тарифицирование и абсолютный безусловный контроль государства.

Несколько иная ситуация с юридическими лицами. С 1 января текущего года 30  процентов электроэнергии мы покупаем на оптовом рынке по свободной цене, 70 процентов - по жестко регулируемым ценам. И по такой же жесткой цене продаем энергию потребителю. Правила игры установлены на год вперед, шаг вправо-влево карается строго.

Что происходит с нерегулируемыми 30 процентами? Мы их покупаем на сутки вперед по той цене, которая сложилась в результате совмещения спроса и предложения. И не исключена ситуация, что стоимость электроэнергии на свободном рынке может быть меньше, чем введенный тариф. В любом случае здесь поле для наших предложений потребителям. И тут уже многое зависит от нашего профессионализма, от того, как сработаем на оптовом рынке. Тонкостей и нюансов много. Наша цель - купить продукцию по минимальной цене.

Либерализация рынка продолжается. С июля этого года в свободную продажу пойдет уже 50 процентов электроэнергии, а с 2011 года мы должны перейти на 100-процентную продажу энергии на свободном рынке для юридических лиц. И здесь как потопаешь, так и полопаешь.

Наше предприятие как гарантирующий поставщик, здесь я не боюсь повториться, выполняет определенную социальную функцию, возложенную на него государством. Мы свою миссию хорошо понимаем. Это первое. Второе - мы - регулируемая государством структура. Третье - максимальное извлечение прибыли не является для нас самоцелью, хотя, как любая коммерческая структура, мы заинтересованы в росте доходов. И прибылью своей не можем распоряжаться, как того хотим. У нефтегазодобывающих структур все проще - провели общее собрание акционеров, совет директоров и решили: часть средств направить на дивиденды, а часть - на развитие производства и реализацию социальных программ...

Сегодня собственником нашей компании является «Газпром», который выкупил наше предприятие на аукционе у РАО «ЕЭС». Наш акционер наблюдает за осуществлением операционной деятельности ОАО ТЭК, контролирует выполнение бизнес-плана, плана по прибыли. Но распределять эту прибыль акционер не имеет права, потому что наш регулятор - Региональная энергетическая комиссия Тюменской области, ХМАО и ЯНАО - уже согласовал нам необходимую валовую выручку, определенную прибыль, рентабельность нашего бизнеса. И при этом сказал: «Получите прибыль больше, это будет учтено вам в следующем периоде регулирования. Заработали деньги - молодцы, тариф будет меньше на следующий год». Это и есть момент государственного присутствия в нашей деятельности.

Если потребление электроэнергии сложится меньше прогнозируемого, нам грозят выпадающие доходы, прибыли нет, все инвестпроекты летят в тартарары. А если у нас потребление получится больше, чем планировали, чем тот объем, на который рассчитан тариф, то можем прогнозировать и неплохую прибыль, которую нам, увы, учтут только в следующем периоде регулирования. И прибыль свою мы, кстати, направляем только на развитие производства, технологические, инвестиционные проекты.

- Ямал, а в частности и Пуровский район, - важный стратегический регион, добывающий львиную долю углеводородного сырья. Да и северные климатические условия не располагают к расслаблению. Насколько компания надежна как поставщик?

- Сегодня порядка 85 процентов объема потребления электроэнергии в Тюменском регионе - в ЯНАО, ХМАО, на юге Тюменской области - обеспечивает наша компания. Мы работаем в зоне централизованного энергоснабжения, то есть там, где есть сети бывшего «Тюменьэнерго». 60 с лишним миллиардов киловатт-часов проходят через нашу компанию на пути к потребителю. 15 процентов объема потребления приходится на добывающие компании, которые вышли на оптовый рынок самостоятельно: ТНК-ВР и «Роснефть-Пурнефтегаз» (с января этого года самостоятельно приобретает электроэнергию). Все остальные добывающие предприятия, работающие в округе, заключили договоры на энергоснабжение  с нами. Думаю, в нашей надежности они уже убедились.

- Что представляет собой ОАО ТЭК в структурном плане?

- В компании более 500 работников, 14 межрайонных отделений и 32 производственных участка. Головной офис находится в городе Сургуте. Есть два представительства в городах Москве и Салехарде. Последнее отделение мы открыли в январе этого года в Пуровском районе; открыты также производственные участки в Ханымее, Пурпе, Уренгое, Пуровске. Взяли на обслуживание около 900 юридических и 16 тысяч физических лиц. 90 процентов работников нового отделения - бывшие сотрудники РИЦ. Схема оплаты услуг для населения остается прежней, по единой квитанции, предоставляемой РИТЦ, который стал нашим деловым партнером.

 Прямые договоры с потребителями мы не заключаем. Когда в населенные пункты района придут управляющие компании, договоры будем заключать уже с ними.

 Отделение временно размещается в здании бывшего АТП. С помещениями, а вернее, с их отсутствием, в районе, конечно, проблема. Но, думаю, наши пуровские трудности роста преодолимы.

Мы ставим перед собой большие задачи. Есть много интересных инвестпроектов, которые нами уже реализуются в других регионах.

- Сергей Михайлович, расскажите, что может предложить ваша компания? Заинтриговали...

- Взять хотя бы проект, связанный с развитием автоматизированной информационно-измерительной системы контроля и учета электроэнергии и мощности. Сейчас разворачиваем работу в Муравленко и Мегионе. Что это за система? Это приборы учета, устанавливаемые в квартирах: современные электрические датчики, счетчики нового поколения, которые не подвержены отмотке назад, переключению фаз, более того, со встроенной технологией «ябеды». Если счетчики вскрываются, они «возмущаются», что подверглись взлому. Все приборы учета связаны в единую сеть. Мы имеем возможность видеть объемы текущего потребления. Отпадает необходимость в обходчиках, которые снимают показания приборов учета. Еще эти системы нам интересны с точки зрения уменьшения коммерческих потерь и организации справедливой системы оплаты по факту потребления.

- Хочется пожелать предприятию успешного развития на пуровской земле. Чтобы и силами вашей компании мощь нашего района приумножалась. Чтобы сбылись надежды, возлагаемые местной властью на ТЭК в части ликвидации неплатежей, ставших головной болью для глав муниципалитетов. Потенциал справиться с этой задачей есть. Как сказал заместитель главы района Е. Н. Мезенцев, «предполагаем, возможности Тюменской энергосбытовой компании позволят нам в конечном итоге перейти на цивилизованную систему потребления - учет и оплату услуги по факту получения. Важно, чтобы каждый платил за то, что он потребляет, а не за мифические потери в сетях».

- Да будет так.

 

Источник: Анна Вознякова/ газета "Светлый луч"

Поделиться